Модельный бизнес: правда, о которой не говорят. Мифы и правда о модельном бизнесе Этой модели всегда будет работать

Вспоминая свое тинейджерство, едва ли не каждая вторая подружка со двора мечтала стать моделью. Ведь правда? Мы с восхищением смотрели на длинноногих роскошных красавиц, дефилирующих на подиумах Милана, Парижа и Нью-Йорка, с замиранием сердца смотрели на то, как они позируют перед объективами и снимаются в фильмах и клипах. Мы тоже так хотели. С того времени все изменилось: мы выросли и не стали топ-моделями, но девушки до сих пор задаются вопросом как стать моделью - успешной, желанной, богатой и знаменитой. Новое поколение топ-моделей, it-girls, сделавших карьеру благодаря Instagram, учит нас быть естественными, но в то же время и работать над этой естественностью, выстраивать личный бренд и укреплять его всеми доступными методами имиджевого маркетинга.

Что такое материнское агентство? Под МА подразумевают агентство из родной страны модели, которое находит для своей подопечной зарубежные агентства и помогает заключать с ними контракты. За свои услуги материнское агентство (по-нашему - «материнка») получает 10% от заработка модели заграницей.

Исключительно из-за того, что это агентство «Х» уже представляло пару моих подруг-моделей, которые хорошо о нем отзывались, я решила рискнуть и уговорила своего отца подписать с ними двухгодичный контракт.

После подписания этого контракта, меня пригласили пару раз в агентство на пробные съемки (тесты). Мне сделали около 10 «профессиональных» фотографий. И уже буквально через месяц мы подписали мой первый контракт с заграничным агентством. В моем случае это был Гонконг. Но в любом другом случае это может быть и Париж, и Милан, и Нью-Йорк. Все зависит от контактов, которые имеет ваше материнское агентство, ну и, конечно же, вашей внешности. Хочу сделать акцент на том, что ни за пробные фотографии, ни за что-либо другое я не платила!

Все это я веду к тому, что лично я мало верю в рассказы агентств, о том, что нужно вначале пройти школу моделей, заплатить определенную сумму денег, сделать портфолио, затем тебя занесут в базу данных, и «мы тебе позвоним».

Все это «попахивает» элементарной «выкачкой» денег.

Если посмотреть на начало карьеры любой топ-модели, то каждую из них нашли именно скауты: кого-то - на рынке, торгующей фруктами (Наталья Водянова), кого-то - в аэропорту (Кейт Мосс), кого-то - в торговом центре (Жизель Бюндхен), кого-то - в ночном клубе (Клаудия Шиффер) и тд. Список можно продолжать бесконечно!

На их ярком примере очевидно, что никаких модельных школ никто не заканчивал, никому ничего не платил, в них просто поверили, в них увидели потенциал. Вот и все. Научиться ходить по подиуму и позировать можно и самому, было бы желание.

Я, улетев заграницу, не знала ничего, но у меня было безумное стремление научиться. Я просила знакомых, уже успешных моделей, научить меня позировать и ходить по подиуму, внимательно слушала указания фотографа о ракурсах моего лица, изучала уже готовые снимки и запоминала выгодные для меня позы.

«Дорогу осилит идущий».

Все приходит с практикой, поэтому не стоит думать, что стать моделью можно исключительно закончив специальную школу или курсы. Если в вас увидят потенциал, то вложат деньги и предоставят вам возможность эти деньги вернуть, когда вы начнете зарабатывать. И никак не наоборот.

Я ни в коем случае не утверждаю, что вам не стоит идти в модельное агентство самой. Возможно, вы просто никогда не пересекались с модельным скаутом на улице (хотя в наше время они ходят и по общеобразовательным школам, и по университетам). Возможно, вам стоит прийти в модельное агентство и просто «показаться».

Но будьте бдительны.

Не верьте рассказам агентов, что вам нужно сразу же заплатить за портфолио, за уроки макияжа, за уроки ходьбы по подиуму и т.д. - только для того чтобы вас занесли в базу моделей. Это, скорее всего, этим и закончится. Вы расстанетесь с солидной суммой денег, получите малонужные знания о том какой кисточкой наносить румяна на щеки, и так и останетесь «висеть» в их базе.

На этом и строится денежный заработок малоизвестных агентств.

Если желание стать моделью у вас все-таки есть, не поленитесь, расспросите подруг и подруг подруг: из них наверняка найдутся уже работающие модели, которые могут привести вас в свое агентство и представить вас своему агенту.

Так случилось со мной, когда я решила сменить свое материнское агентство «Х» на более успешное агентство, назовем его «Y». Моя подруга работала с «Y» уже долгое время и была очень ими довольна. Я попросила ее представить меня ее агенту, что она с радостью и сделала. После получасового разговора, у меня на руках был контракт с агентством «Y», которое сотрудничало с агентствами Европы и Америки, а не только азиатскими, как было в случае с «Х».

ксюша петрова

Вокруг профессии модели существует ореол из идеализированных представлений о красивой жизни: с точки зрения обывателя, это не работа, а сплошной праздник. На ум сразу приходят суперзвёзды 90-х вроде Кейт Мосс и Линды Евангелисты с её знаменитой фразой «Я не вылезу из постели меньше чем за десять тысяч долларов».

На деле всё совсем не так радужно: это подтверждает недавний на Неделе моды в Париже, благодаря которому об условиях труда моделей и профессиональной этике чуть ли не впервые заговорили в неотраслевых медиа и соцсетях. Россиянка Катя Ожиганова, которая сейчас живёт и работает во Франции, поделилась с Wonderzine своими наблюдениями о разных аспектах модельного бизнеса, которые не принято обсуждать открыто.

Я приехала во Францию в 2013 году, чтобы изучать компьютерную лингвистику: мой университет находился в Страсбурге, иногда я ездила в Париж. Однажды знакомый показал моё портфолио кастинговому агентству Casting Office . Эта организация занимается именно кастингами, то есть осуществляет связь между клиентами и модельными агентствами. Всё сложилось удачно: я им понравилась и меня стали звать на съёмки. Обычно крупные клиенты отказываются работать с моделями- : дизайнер или фотограф всегда может представлять самого себя и работать на себя, но если ты модель, необходимо прикрепиться к какому-то агентству, которое будет тебя связывать с клиентами. Я подружилась с кастинг-директором Брисом Компаньоном, и меня стали приглашать на разные проекты - получилось, что я не привязана к агентству, но могла работать.

Стоит отметить, что всё это происходило до глобального расцвета стриткастинга: хотя во Франции с начала 2000-х существует журнал WAD , который продвигает стритстайл, массово привлекать к работе нестандартных моделей начали совсем недавно. Я пробовала работать с традиционным крупным агентством, но быстро от них ушла, и в итоге меня пригласили ребята из небольшого мужского агентства Rock Men , знавшие меня по Casting Office. В Rock Men я единственная девочка.

В модельном бизнесе есть много неприятных сторон, о которых мало говорят, и большинство из них связано с финансами. Во Франции, например, очень высокие налоги. Допустим, агентство заключает с клиентом контракт на съёмку лукбука. Клиент получает бумажку, в которой написано, сколько всего он должен заплатить - естественно, модели не знают, какая сумма обсуждается, это остаётся между агентством и заказчиком. Около 30 % - комиссия агентству, ещё 30 % идут на всякие процессуальные штуки и налоги, и в итоге модель остаётся где-то с 30–40 % суммы, которую заплатил клиент за её работу. Ирония в том, что 36 % - это обязательный минимум, который моделям обязаны платить по закону, но на деле все ссылаются на это правило, чтобы не платить модели больше, чем 36 %.

При этом огромная часть работы не оплачивается - например, все съёмки для прессы (editorials). Очень редко какие-то особенно богатые издания могут заплатить за editorial, но это скорее исключение. Примерно с 90-х годов установилось негласное правило: если работаешь на прессу, тебе ничего не платят.

Девушки приходят в модельный бизнес, думая, что это такое расслабленное времяпрепровождение, а через пару лет смотришь - они все уставшие и высохшие

Ещё одна большая проблема - то, что многие люди, в том числе внутри индустрии, не воспринимают работу модели всерьёз. Многие девушки приходят в модельный бизнес, думая, что это такое расслабленное времяпрепровождение, и поначалу им кажется, что всё круто, а через пару лет смотришь - они все уставшие и высохшие. Это действительно очень изматывающая работа, и ущерб внешности - это не шутка: я не раз видела, как визажисты пренебрегают гигиеной, например красят всех моделей одной кистью, и я сама из-за этого подцепила стафилококк. С волосами мне повезло: у меня короткая стрижка, так что сильно испортить их сложно.

Франция - страна профсоюзов, но профсоюза моделей до сих пор нет. Есть работодатель, который тебя кормит, поит и одевает, но потом ты оказываешься за всё это должна и не можешь вырваться из порочного круга. Особенно тревожная ситуация в США, где модели накапливают долги чуть ли не по десять тысяч долларов за сезон. Очень важно самой контролировать, сколько ты должна и на что тратишь: раньше я всегда следила, чтобы мой долг не превышал 500 евро, а сейчас вообще стараюсь не вылетать в минус и отказываюсь от проектов, предполагающих мои личные траты. Но некоторые девочки находятся в ситуации, когда нельзя отказаться от работы: агентство просто говорит «будь в такое-то время в таком-то месте», и никто не спрашивает, хочешь ты это делать или нет.

Заработки большинства моделей невелики: бренды скорее потратят больше денег, чтобы снять в своей кампании какую-нибудь знаменитость, а зарабатывать по тысяче долларов в день, как в 90-е, сегодня очень трудно. Поэтому у многих моделей есть альтернативный источник дохода. Совсем юные девочки пытаются совмещать работу с учёбой, но на деле это совсем не просто: тебя могут предупредить о съёмке за неделю, а могут за десять часов до начала - понятно, что агентство будет охотнее работать с теми, кто готов сняться с места в любой момент.

Я рада, что работаю в небольшом бутик-агентстве: слабо себе представляю, как можно развиваться в огромной компании, где сотни девушек и никто прицельно тобой не занимается. В маленьком агентстве сотрудники заинтересованы в том, чтобы у тебя была работа, есть персональный подход к каждой модели.

Я понимаю, почему моделям страшно спорить с работодателями: есть реальный шанс потерять работу. Надеюсь, те, кто сейчас приходит в бизнес, постоят за себя

Я принимаю участие и в мужских, и в женских неделях моды. На мужских всё более расслабленно: меньше показов, меньше народу. В Милане у меня получилось поработать на фрилансе: меня пригласил дизайнер Дамир Дома, с которым я уже давно сотрудничала, и я смогла договориться с Rock Men. Думаю, что глобальный тренд на , который мощно проявился на прошедших неделях моды, сильно повлияет на индустрию. У этого есть и негативный аспект: моделям, которых нанимают через стриткастинги, можно платить гораздо меньше, чем модельным агентствам, поэтому агентства будут стараться снизить цены за счёт гонораров.

Я понимаю, почему моделям страшно спрашивать и спорить с работодателями: всё-таки есть реальный шанс потерять работу. Например, мой безобидный текст на Models.com сильно взволновал владельца Rock Men - притом что я ни в чём не обвиняю моё агентство и считаю, что оно вполне достойно существует в сложившейся системе. Надеюсь, что те, кто сейчас приходят в бизнес, будут меньше соглашаться на установленные правила игры и постоят за себя. Конечно, в этой работе есть много положительных моментов. Меня больше всего привлекает постоянная смена декораций. Мне нравится, когда от меня хотят игры, а не статичности и послушания, поэтому мне особенно интересно работать в видеопроектах - надеюсь, что в будущем полностью переключусь на видео.

Я работала с Vetements, Damir Doma, Anne Sofie Madsen, Melitta Baumeister, снималась для POP magazine, Purple Fashion, Metal magazine и китайского Harper’s Bazaar. Пожалуй, больше всего мне понравилось работать с Acne Studios, они очень уважительно относятся к моделям и ценят профессиональную этику. Я участвовала в показах, а ещё ездила в Стокгольм в качестве muse model: мы в течение недели работали над созданием новой коллекции. Это, пожалуй, самый интересный формат работы: если тебя выбрали в качестве muse model, это значит, что клиенту что-то именно в тебе и в твоём стиле понравилось. Они советуются с тобой, расспрашивают о твоих интересах, любимой музыке и предпочтениях в одежде - получается настоящая коллаборация, а не просто ты стоишь перед камерой и дышишь - не дышишь.

Из фотографов огромное впечатление на меня произвела , она не только профи, но и относится по-человечески. Мне было очень интересно посмотреть, как она снимает: Вейр почти всегда использует естественное освещение, классно работает со светом и тенью. Пожалуй, один из главных плюсов профессии модели - интересные знакомства и контакты в артистической среде.

Для меня сейчас эта основная работа, но это временно: я недавно закончила учиться, ненадолго уезжала в Питер и подумывала продолжить образование в другом направлении. Я не только снимаюсь, но и снимаю - правда, склоняюсь не к фэшн-фотографии, а к чему-то более художественному. Недавно я выпустила свою первую фотокнигу , она продаётся в парижском шоу-руме The Broken Arm.

Многим людям кажется, что жизнь модели является идеальной. Вы можете путешествовать по всему миру, носить дизайнерскую одежду, при этом зарабатывая огромные деньги. Однако оказывается, что стиль жизни модели — это далеко не шик и гламур. Очень многие вещи происходят за кулисами, когда вспышки фотоаппаратов не освещают модель. И эти вещи могут шокировать каждого, кто не знаком с миром модельного бизнеса. Вот несколько фактов, которых вы, вероятнее всего, не знали про модельный мир. Это вся правда о данной индустрии.

Это может быть ужасно скучно

Хотя вам может показаться, что жизнь моделей является насыщенной и захватывающей, она далеко не всегда является таковой. От моделей требуется немало терпения. Огромное количество времени они проводят просто в ожидании.
Вам придется ждать, пока вам сделают прическу и макияж, ждать, пока фотограф подготовит оборудование, ждать, пока вы получите фотографии, ждать, пока вас примут на кастинге, ждать, пока начнется шоу, на котором вы выступаете, и так далее.

Оплата не особо высока

Если вы хотите сделать карьеру в модельном бизнесе, чтобы зарабатывать огромные деньги, вы будете разочарованы. Оказывается, доходы моделей являются более чем скудными. Единственные модели, которые действительно много зарабатывают, — это супермодели. В типичном же случае вы постоянно будете должны своему модельному агентству, которое будет брать с вас деньги за пробные фотосессии, аренду нарядов, номера в отелях, ежедневные расходы и так далее. И все это отнимается от и без того крошечной суммы, которую вы получаете за работу. Зарплаты в этой отрасли зачастую настолько малы, что не позволяют сводить концы с концами. Многие перспективные и активно работающие модели зарабатывают суммы, на которые невозможно жить, поэтому в итоге они оказываются в глубоком долгу у своих модельных агентств. Одна модель, Эмили Фокс, которая работает уже на международном уровне, рассказала, что за год она практически никогда не зарабатывает более двадцати тысяч долларов.

Рассматривая глянцевые журналы, люди верят, что у моделей есть все: слава, красота, огромные деньги или, нет ничего кроме глупости и порочных привычек. Где правда, а где вымысел?

«Политика и модельный бизнес – два самых больших мифа, которые придумало человечество», – заявляет эпатажный манекенщик Данила Поляков. Но если с политикой все бесповоротно ясно, то модельный бизнес оставляет немало вопросов. Рассматривая , люди верят, что у моделей есть все: слава, красота, огромные деньги или, наоборот, нет ничего кроме глупости, самолюбования и порочных привычек. Где правда, а где вымысел? О самых распространенных мифах модельного бизнеса.

Данила Поляков.

Миф 1: все модели живут гламурной жизнью

Развенчанием этого мифа в свое время занялся нью-йоркский фотограф Уилл Андерсон. Его модели из «Апартаментов 301» живут в декорациях пьесы Горького «На дне» (крошечная квартира – пространство, перегороженное простынями, в котором ютятся сразу не менее 10 моделей). Они спят, пьют, едят и ждут – все время ждут, когда наконец раздастся телефонный звонок, и голос на том конце провода предложит им контракт на миллион долларов. Бывший манекенщик Андерсон застает своих коллег по ремеслу в самых разнообразных позах, ловит их за самыми будничными занятиями (чисткой зубов, игрой на гитаре), как бы давая понять, что разницы между миром, в который они все так жаждут попасть, и тем, из которого они только что вышли, просто не существует.

Надо заметить, что все вышесказанное относится прежде всего к начинающим моделям. Приехав в Нью-Йорк или Париж, они живут в кредит (агентство оплачивает жилье и мелкие расходы) ровно до той поры, пока не получат контракт и не начнут отрабатывать деньги. Жилье – апартаменты, напоминающие хостел (по 4–5 человек в одной квартире), режим – спартанский (кастинги начинаются с 5–7 утра и могут продлиться до вечера), требования – заоблачные (после 6 месяцев простоя модель отправляют домой). Вот и спешат они слиться с городским ландшафтом, ныряя в извилистую парижскую подземку или нью-йоркский сабвей с буком под мышкой, просиживая на бэкстейджах в ожидании того момента, когда все это закончится, и грянет щедрый и обильный фуршет.

Пожалуй, многочисленные афтепати с бесплатной выпивкой и закусками, которые многие модели не стесняются называть русским словом «халява», – самый желанный пункт среднестатистической модельной биографии. Особо расточительные глушат Dom Perignon всю ночь напролет, а наутро отправляются до дома пешком.

Миф 2: все модели – недалекие, ограниченные люди

Этот миф лег в основу знаменитого фильма «Зуландер». Герой, поймав свое отражение в ложке (когда ел овсянку) и воскликнув: «Боже, как я невероятно красив», просто обязан был стать моделью, чтобы потом взять в руки журнал Time и прочесть о себе: «Модель-идиот». Этот фильм стал любим многими моделями – не потому, что они признают себя идиотами, но потому, что, как и Дерек Зуландер, могут задаться тем же вопросом: «Кто я?». Быть «профессионально красивым» всю жизнь не получится – это осознают все. Чтобы не повторить сцену Дерека «возвращение блудного сына с одним гламурным чемоданом домой», у большинства только начинающих свою карьеру есть план – получить образование. Совмещать моделинг и учебу, зарабатывать моделингом на учебу становится обычной практикой для многих моделей. Кто-то выбирает профессию, смежную с фэшн-бизнесом (фотограф, модельер, стилист), кто-то – далекую от него (среди бывших моделей встречаются экономисты и адвокаты).

Миф 3: все модели идеально красивы

«Я часто слышу такие слова, как «красота», «привлекательная внешность», «точеные черты лица», – говорит еще один персонаж «Зуландера», манекенщик Хэнсел. Победив своего соперника не красотой, а напором и харизмой, он еще раз доказал вечную, как мир, истину: в модельном бизнесе идеальная красота ничего (или почти ничего) не значит.


Конечно, находятся дизайнеры, готовые преклоняться перед своей моделью, видеть в ней венец творения и превращать человека из плоти и крови в миф (живой пример – Карл Лагерфельд и его модель Батист Джиабикони). Большинству фотографов и модельеров нравится иметь дело не с отлитым в бронзе идеалом, а с уникальным набором черт, из которых они, как Пигмалион из слоновой кости, каждый раз могут сотворить что-то новое. Яркий пример – Кейт Мосс и фотограф Корин Дэй. Именно этой парочке принадлежит самое масштабное по меркам модельного бизнеса развенчание мифа об идеальной красоте. Красоте, которая может прятаться в складках школьной формы, изгибах полуразвитой фигуры и детских чертах лица. Это поняла Корин, как только увидела 15-летнюю Кейт, спешащую на школьный автобус. А после выхода журнала The Face с Кейт на обложке это понял весь мир. «У меня тогда были кривые ноги, неровные зубы и неправильный нос», – признавалась Кейт. Однако это не помешало ей занять место фэшн-иконы, потеснив канонических моделей прошлого.


Миф 4: все модели сидят на голодной диете

Слухи об анорексии моделей нашли свое подтверждение в 2006–2007 гг. после смертей бразильских сестер-манекенщиц Лисель и Элианы Рамос, Анны Рестон и израильской модели Иланит Элимелех. Никогда еще модельный мир не был так близок к отмене нулевого размера и утверждению новых параметров. Организаторы итальянской недели моды наложили запрет на участие в показах моделей с недостаточным индексом массы тела (BMI). Однако этот метод не учитывал моделей, чья худоба была наследственной – а таких, по данным модельной статистики, оказалось большинство.


Невероятно, но факт: как бы модели ни оказывались заняты, в своем напряженном графике они обязательно находят время на завтраки, ланчи и обеды. Заметки об «отсутствии завтрака и круглосуточной кухни» в одном из отелей легли в основу дневника Саши Пивоваровой. А риторический вопрос: «Где еда?», заданный моделью Жаклин Яблонски, а также список съеденных ею за день блюд (яичница и капучино, йогурт, миндаль, стакан овощного мусса, куриные сэндвичи, печенье и немного шампанского) легли в основу недавней статьи в Harper’s Bazaar. Точку в этой истории поставила Жизель Бундхен. «Как машина нуждается в бензине, так наше тело нуждается в еде. Я ем, потому что я не хочу упасть в обморок на подиуме», – заявила она на телевизионном шоу Entertainment Tonight.

Миф 5: у всех моделей нетрадиционная ориентация

Миф о том, что все мужчины-манекенщики – геи, пошел от той самой обиженной девушки-модели, которая однажды переодевалась на бэкстейдже марки N в пестрой толпе остальных моделей, среди которых присутствовали мужчины. «Представляете, – сетовала она потом знакомым моделям, – вместо того, чтобы смотреть на меня, они пялились на свое собственное тело!» Возмущению моделей не было предела. Вот только они не подозревали, что о них самих пару минут назад подумали юноши напротив. Их собственные приторные поцелуи, ласкающие жесты и общая веселость навели их на мысль «только об одном». Невероятно, но факт: большую часть слухов и сплетен о моделях с удовольствием распространяют о себе сами модели. А давнее противостояние между моделями разного пола, где девушкам достается все (больше славы, денег), а мальчикам ничего (редкие единицы добиваются успеха), делает их похожими на параллельные линии, которые не пересекаются. «Слух о моделях с нетрадиционной ориентацией ушел в историю модельного бизнеса, как самое крупное заблуждение», – говорят они друг о друге. А потом оказываются наедине со своими собственными проблемами: «Ты просыпаешься один, садишься в самолет и проходишь таможню в одиночестве, твой телефон не работает и тебе даже не с кем поговорить». Невозможность поддерживать отношения с любимыми на расстоянии и отсутствие личной жизни – одни из самых распространенных проблем, с которыми сталкиваются юные модели, находясь далеко от дома.

Миф 6: все модели принимают наркотики

Миф 7: все модели баснословно богаты

Миф о том, что модели не встают с постели меньше, чем за $10 000, ушел в прошлое вместе с эпохой супермоделей. Исключение составляют модели, попавшие в десятку Forbes, возглавляемую Жизель Бундхен и замыкаемую Каролин Мэрфи. Все прочие, даже те, кто является красой и гордостью авторитетного рейтинга models.com, своими гонорарами не разбрасываются. Многие из них еще помнят те времена, когда они только начинали свою карьеру и жили в чужом городе на $75 в неделю, одолженные агентством. И хотя трудные времена для многих из них позади, вопрос о заработке по-прежнему считается неловким и в чем-то даже секретным. Так, самый известный датский манекенщик, звезда всех мировых подиумов Матиас Лоридсен на вопрос: «Каков ваш доход?» сначала невинно улыбается, а потом застенчиво просит: «Можно, я пропущу этот вопрос?». Гораздо большей откровенностью отличается русский манекенщик, сын известного актера Александра Лыкова, Матвей Лыков: «Я получаю $1000 за шоу в Европе». Для сравнения: в России манекенщики получают $70–80 за показ, а доход в $1500 в месяц считается уже пределом мечтаний. Для нацеленных на Запад работа модели все чаще становится способом заработать на квартиру/машину или обучение в престижном вузе.


Послесловие: миф о том, что русские модели популярны на Западе, является чистой правдой. Загадочная русская душа, обнаруженная под идеальной оболочкой славянской внешности, безотказно действует на дизайнеров, которые отчаялись увидеть в модели музу и сотворца. «Я люблю запах дождя. Он напоминает мне дом. Он напоминает мое детство в России», – рассказывает в интервью западным журналистам Матвей Лыков. И модельный бизнес, отбросив все свои стереотипы, говорит ему: «Верю!»

Сегодня мы хотим рассказать о жизни девушки модели. Какова жизнь и судьба девушек которые захотели стать моделями. Все ли там хорошо или же есть какие то негативные моменты…

Мир восхищается 8-9-летними моделями, кривящими губки на фотокамеру по просьбе мамы… В 14 лет некоторые юные дивы уже покорили полсвета, а в 20-25 ушли в тень без права на реабилитацию карьеры… Жестокий бизнес, но тем, кто надеется на авось или на богатого спонсора — на первых шагах пути этого не понять.

После 2000-го года начался просто пик популярности профессии модели. Если до этого периода, несмотря на известность конкурсов красоты, на многих все еще по инерции действовала советская закалка, пуританское воспитание, скромность взглядов родителей, то позже «тормоза отказали».

Потом пропагандой беззаботного, красивого и дорогого образа жизни были заполнены СМИ, мнения подрастающего поколения, что, естественно, принесло свои плоды. Помню период, когда девочки хотели быть либо моделями, либо певицами, лишь малая часть желала стать кем-то иным.

И хотя все слышали и знают, что сегодня профессия модели не очень отличается от дорогой, «самой древней профессии» — девушек это не останавливает. Однако в современности популярность сферы модельного бизнеса как рабочей ниши пошла на убыль — может, отчасти и потому, что прошла мода на такую жизнь, с годами «вылезло» много негативных сторон данного образа жизни, да и появились более престижные альтернативы.

Например, сегодня достаточно «модно» делать карьеру, оставаясь при этом красивой, также есть такая ниша существования красивых девушек, как спонсорство богатых мужчин.

Сколько из них, девушек, ставших моделями или мечтавших стать моделями, чего-то добились в жизни? Сколько хоть более-менее устроились в жизни? Сколько из них вышли замуж и стерли прошлое из памяти как страшный сон, стали обычными домохозяйками, мамами милых детей?

Сколько остались на обочине с разбитыми судьбами, несбывшимися надеждами? Сколько было убито насильниками, криминальными авторитетами в разборках с себе подобными, в жизни которых девушки-модели имели статус игрушек для украшения? Наш разговор пойдет как раз об этом…

О количестве моделей и модельных агентств в России (данные 2013 года):

«В России этот бизнес стал зарождаться в 90-е годы. Сейчас на российском рынке действуют порядка 3000 модельных агентств, но не все они могут считаться успешными. Существующие в России Дома моды не в состоянии обеспечить работой всех выпускаемых модельными агентствами манекенщиц, число которых ежегодно растет. Да и не все модельеры могут оплатить услуги модельных агентств».

По сведениям за 2002 год, в России было около 2,5 тысяч модельных агентств и более 150 тысяч девушек-моделей.

По положению на сегодняшний день количество девушек-моделей, проживающих в России установить, к сожалению, невозможно. Но если исходить из цифр более низкой профессии — проституток около 2 млн — то моделей или около того, или немного побольше.

И сразу к больной теме: модели в большинстве те же дамы древнейшей профессии или высоко духовные, свободолюбивые гетеры? Люди, знающие модельный бизнес изнутри — с уверенностью скажут, что белых и пушистых, чистых и невинных среди идущих по выбранной модной стези нет, что 99,9 % из них те же продажные «куклы», но чуть более изысканные, умные, красивые, чем стоящие на трассе в заброшенном Бобруйске. а иногда такие же, но чудом попавшие в более лучшую среду и одетые чуть дороже. Так ли это?

Сам по себе модельный бизнес предполагает рекламу, продажу… товара, марки, бренда… Цитата из фильма «Джиа»: мода — это не искусство и даже не культура, мода — это реклама, а реклама — это деньги, и за каждый заработанный тобой доллар кто-то должен платить».

Отношение к девушкам как к средству рекламы помимо отношения к ним общества, вырабатывает у самих девушек и к себе определенное отношение. Очень скоро они понимают, что если другие зарабатывают мозгами, становятся инженерами, юристами, добывают золото, создают что-то дельное, то они, модели, зарабатывают ничем иным, как собой, своей внешностью. У них ничего, кроме внешности-то и нет.

Кто смекает, что нужны хватка, воля, мудрость, то как-то «прибивается» в жизни к борту. Ну а многие, поняв, что они сами товар, после снижения пика своей популярности как модели, либо на фоне ослепляющей славы, теряют принципиальность (если она была) и становятся товаром во всех смыслах.

Но давайте немного снизим критичность тона. За цифрами, историями будто бы «проституток» жизни самых обычных девчонок… Они играли в куклы Барби или, кто помоложе, слушали в детсадовском возрасте песни «Виа гры», их воспитало общество и родители, воспитанные этим же обществом. Очень часто люди живут в сетях стереотипов, догм, созданных не ими, однако все равно выбор делает сам человек.

Девчонки не мечтали стать проститутками, они мечтали стать моделями, они не знали, что есть что на самом деле. Сужу по опыту своих подруг, мы на лавочке, будучи подростками, воображали, как ходим по подиуму, как нас «фотают» в платьях от кутюр… мы не думали о том, что есть во всем этом крутой негатив, мы хотели красивой жизни, а главное - славы.

Потом, кто вырос с подходящими для модельного бизнеса данными, пошли «пробоваться» в разные агентства… о судьбе некоторых я больше ничего и не знаю. Я не доросла до 175 см роста, а стать знаменитой фотомоделью, слава Богу, помешали появившиеся дети.

Но знакомые девушки из «мечтавших» — кто подался все-таки в эту сферу и о ком я что-то знаю — связались с нехорошими компаниями, жили небедной жизнью, но без семьи, детей не рожали.

А несколько девушек с вполне модельными данными — закончили ВУЗы, вели обычную жизнь, делали небольшую карьеру, ничем не выделялись из толпы после прошедшей юности, родили детей к 30 годам.

Неожиданно обрушивающееся богатство, «обрушивающееся» — в прямом смысле этого слова, на тех, кому повезло немного больше, чем другим — портит большинство людей, а женщин тем более. Обычных девчонок с соседнего двора портят жизнь, условия, в которые они попадают, деньги и внимание, к которыми они не привыкли.

Но а в основном же рвущиеся за исполнением мечты о славе девушки застревают в начале пути, ограничиваясь лишь скупыми заработками на авто показах, демонстрациях одежды мелких марок, нижнего белья, да и то появляются там многие из них с целью «подцепить» кого-то богатенького.

Очень многим удается как раз-таки подцепить этого богатенького, но о замужестве там речи и быть не может, ее используют как товар, а после она снова ищет подобного первому . Так кончается юность, молодость, а после 25, максимум 30 лет - модель, мягко скажем, уже неликвидна… И это весьма благополучный расклад, ведь достаточно случаев, когда девушки пропадают без вести, их закатывают в бетон, насилуют, убивают.

И даже если она стала мисс Россия-00, она не застрахована от посягательств ревнителей, криминальных авторитетов, психопатов, как раз-таки наоборот: эти элементы липнут на нее как мухи, вместе со славой она приобретает размножающийся рассадник нечисти, и вначале по наивности теряется, думая, что все ее любят, а не зла желают.

За годы потраченной юности девушка, полагающая все силы на «карьеру» модели часто не успевает приобрести никакой специальности, она, как правило, ничему, кроме как зарабатыванию позированием и дефилированием не обучена. И к моменту «выхода на пенсию», то есть к годам 25-30 — она остается у разбитого корыта, если не смогла хоть как-то пристроиться в жизни иначе или получить образование.

Жизнь ставит в положение зарабатывать хоть как-то, и нередко это «как-то» совсем неприглядно и недостойно. Привыкшие к жизни в ночных клубах, к временами неплохому существованию в столице или крупных городах, дамы, не хотят возвращаться в свою деревню с баулом за плечами, на их взгляд — это конец жизни.

Поэтому много кто из девушек, приехавших в мегаполисы в поисках лучшего, не найдя там его, смиряется с любым раскладом, но ценой своей чести остается в привычном месте жительства.

Сколько проституток перед тем, как стать проститутками, мечтали стать моделями? А сколько стали? И сколько их стоит на трассах, а даже не на сайтах в анкетах висят?

А вот есть сельские девушки (по данным одной статистики), которые прямо так и мечтают стать проститутками, причем столько же парней, сколько девушек из их односельчан мечтают стать полицейскими.

Но мы же в более цивилизованном обществе живем, надеюсь…

А теперь о серьезности модельного бизнеса. Да-да! Мы вот ассоциируем, да и, согласитесь, большинство других людей ассоциируют данную сферу с…(прямо скажем) проституцией да чем-то подобным. А если посмотреть на все иначе — многое становится понятным. Давайте обезличим юных или не совсем уже юных красавиц, хорошеньких дам, и уберем несоблюдение морального аспекта в некоторых нюансах, посмотрим на модельный бизнес как на бизнес.

К слову, есть топ-модели, фото модели, супермодели и т.д. Но даже те, кто дефилируют по подиуму, они не просто должны с кислой, но симпатичной физиономией, проходить как тень в платье от кутюр мимо толп гостей, поклонников — они должны представлять фирму, быть ее лицом, нести продукт во всем величии и красе.

А девочки же хотят легкой, беззаботной, богатой жизни, роскошных кавалеров, дорогих авто, а не работать. Многие и не думают учиться ни профессии, ни в ВУЗе, а красота быстро улетучивается, годы пролетают как птицы, и вот она уже в 30 лет просто необразованная среднестатистическая тетенька с прожженной молодостью, часто без детей и мужей.

Единицы пашут как лошади, и такие будут востребованы везде, пусть они немного не святые, и по ошибке пошли в модельный бизнес, или даже чего-то добились в нем — они стали кем-то, а не чем-то. Проблема девчонок именно в этом, а не в том, что у них внешних данных не хватает.

Бывают, конечно, случаи, когда модель становится звездой случайно и благодаря чуду: ее и ее потенциал за тоннами балахонов и ненужных вещей заметил какой-нибудь «продюсер-продвиженец» на улице или в переулке между дешевыми отелями, где она шла потупив взгляд, завязав в пучок перекрашенные волосы, ни на что уже не надеясь. И тут на тебе — волшебник на голубом вертолете. Но это случайность и редкость.

В основном — много красивых, действительно красивых девушек, остаются за бортом, поскольку ничего не хотят делать, задирают нос от первых успехов, и их быстро ставят на место или отправляют обратно в прошлое.

Миллионы красоток ходят по свету на самом деле, красота — это банально, да и молодость рано или поздно кончится. А только что получившие первый гонорар новоиспеченные звезды этого не понимают… Им быстро находят замену, лиц, ставших легендами на десятилетия — единицы… а сколько неудавшихся судеб?

Из статьи о минусах профессии модели:

«Испытание славой.

Очень часто, удачно снявшись в парочке роликов, модель уже мнит себя суперзвездой. Начинаются опоздания на презентации, появляются новые требования к гримеру, условиям работы и зарплате. Заканчиваются обычно такие выходки плачевно, зазвездившуюся лишают проекта, а замену не так уж трудно найти.

Помимо типажа, учитываются, главным образом, стойкость и желание работать в любых условиях. Отсюда вывод: если тебя не признали музой или звездой подиума модельеры и заказчики, то выпендриваться не стоит. Даже если очень хочется похвастаться журналом, на обложке которого ты в новой коллекции Miss Sixty приехала на вечеринку с ведущим скандального шоу. Спасёт только безумное желание работать и надежда, что, может, со временем тебя оценят по достоинству.

Связь с криминалом.

Что бы там не говорили хозяева и представители модельных агентств, люди, зарабатывающие деньги нечестным путём (назовём их так), не прочь провести время в обществе красавиц. Они приходят на показы, презентации и, как бы невзначай, знакомятся с юными красотками. Дальше — по обстоятельствам.

Многих девушек подкупает роскошь и внимание богатых мужчин, но жить с таким человеком — то же самое, что идти по нити над пропастью. К примеру, вместе со своим женихом, киллером Александром Солоником, была убита Светлана Котова, Мисс Россия — 96. Эля Кондратюк, Мисс Очарование — 98, по приказу отвергнутого любовника, криминального авторитета Рубена Григоряна, была облита серной кислотой, а затем ослепла.

Анорексия.

Похудение — стиль жизни любой уважающей себя модели. Если учесть статистику, то 90% населения нашей планеты хочет похудеть. Что тогда говорить о людях, которые своим телом фактически зарабатывают себе на жизнь. Постоянные стрессы и желание быть не хуже других толкают их на регулярное ограничение питания.

Постепенно это становится привычкой, и в патологических случаях девушки пытаются практически полностью отказаться от еды. Беда в том, что не все понимают, что это баланс между жизнью и смертью. Лечиться от булимии или анорексии так же тяжело, как и от наркотической зависимости.

Кроме анорексии, у модели появляются и другие болячки: варикоз, опущение почек из-за хождения в юном возрасте на высоких каблуках и проблема родить ребёнка из-за слишком маленького веса.

Зарплата.

Только мировые знаменитости зарабатывают миллионы. В основном, модели — девушки небогатые. За работу на выставке, презентации, съёмке или показе платят 1000 рублей за час; за работу при сопровождении частных лиц — 3000-4000 рублей. За шоу платят 30-100$, определённый процент идёт агентству».

Добавим к этому режим дня, диету, долгие поиски работы, «ранний выход на пенсию», отношение общества как к представительнице недостойной профессии, приставания сомнительных кавалеров, риск быть изнасилованной и прочее.

Есть положительные примеры, естественно, вроде Клаудии Шифер и подобных ей, но это, повторюсь, единицы на миллионы других, чьи судьбы не сложились.

Оксана Федорова, например, молодец, но она отнюдь не потому хорошо живет, что стала моделью, она, скорее, отказалась от этого звания, как и от титула Мисс Россия, потому что имела мозги, а не только красоту.

Об Оксане Федоровой и других, о конкурсах красоты, изнанке этого бизнеса в передаче «Красота - страшная сила»:

Любая мудрая женщина, красивая, прожившая жизнь, или находящаяся в зрелом возрасте, скажет своей дочери, даже если последня прехорошенькая и с модельной внешностью, что красотой сыт не будешь, красота не панацея от бед, несмотря на мнения литературных классиков, красота спасает мир в одном из многих других провальных случаев, когда она многих губит или оказывается бесполезна.

Что нужно приобретать профессию, и даже не посредством обучения в ВУЗе (хотя и это благо), а посредством собственных усилий, достижений, упорства, нужно становиться личностью. Красавиц много, красивых личностей мало.

Кстати, за образец жестокости такой машины как модельный бизнес можно взять жизнь одной из самых лучших моделей мира: Джии Марии Каранджи. Первая в мире супермодель.

Из маленького отцовского кабака она прямиком попала в модельный бизнес, где приобрела невиданный успех, но, будучи глубоко травмированной в детстве уходом матери, она была очень ранима и во взрослой жизни, легко подсела на наркотики, иные плохие развлечения.

Заболела СПИДом и умерла в 26 лет… 1986 год - тогда она была одной из первых женщин, погибших от данного диагноза. И вроде бы можно сказать, что виной не модельный бизнес, а ее судьба, но сколько таких же вот «джий», которым даже не повезло стать и немного известными, заканчивали жизнь столь же плачевно, как и сама первая супермодель, и о них никто не помнит ныне.